Кандидат юридических наук Юрий Каменецкий: «Коррупционер похищает не только у предприятия или государства, а у каждого из нас, у общества в целом»

14.04.2017
В ноябре прошлого года произошло значимое для Следственного комитета событие – следователь по особо важным делам управления анализа практики и методического обеспечения предварительного расследования центрального аппарата ведомства Юрий Каменецкий успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук по теме «Методика первоначального этапа расследования хищений путем злоупотребления служебными полномочиями в бюджетной сфере».

Кроме актуальности темы, конечно же, обращает на себя внимание на ее уникальность на разных уровнях – как в плане ее научной разработанности и изученности, так и в отношении особенностей законодательства, ведь по сравнению со странами-соседями (Россия, Украина) только в нашем Уголовном кодексе существует отдельная статья «хищение путем злоупотребления служебными полномочиями».

Новость о данной работе даже появилась кое-где в прессе и при первой возможности мы решили поговорить с Юрием Каменецким, учитывая социальную значимость темы.

В самой диссертации, в первую очередь, внимание уделялось криминалистическим аспектам хищений, были созданы своего рода рекомендации для следователей, однако в ходе исследования был сделан ряд интересных открытий, которыми наш собеседник с удовольствием поделился, попутно рассказав о себе, своей работе и планах на будущее.

Передаем ему слово.


Начало

В какой-то мере все банально.

Родом я из Докшиц, окончил местную школу с медалью. Целенаправленно выбрал профессию и поступил на следственно-экспертный факультет Академии МВД, которую закончил с отличием.

После академии работал в Московском РУВД г. Минска на должностях следователя, старшего следователя, заместителя начальника следственного отдела, потом в ГУВД работал. Параллельно закончил магистратуру в БГЭУ.

Что повлияло на выбор профессии? Мне юриспруденция была по душе со школьных лет. Если совместить все элементы моей мотивации, то профессия «следователь» соответствовала моему внутреннему представлению о призвании. Следователь заранее не знает ответа, по деталям, как паззл, собирает картину событий, пытается установить истину, восстановить социальную справедливость. 

Так и сформировался идеальный образ – офицера, борца за справедливость, который всегда добирается до истины. Но привлекал меня этот образ, воплощенный именно в юристе, человеке, на котором лежит большой груз ответственности – разобраться по существу и принять правильное, обоснованное решение. Защищать граждан – это стремление было основным в выборе профессии.


Об интересе к теме хищений из бюджета и их общественной опасности

В ходе обучения в Академии я занялся наукой. Здесь я впервые столкнулся с тем, что при расследовании уголовных дел различных категорий нередко требуются глубокие знания не только в сфере юриспруденции, но и в других. Особенно меня увлекли преступления на стыке юриспруденции и экономики. Им присущи большое количество острых проблем при расследовании, для решения которых нужны глубокие знания в обеих областях. И с первого курса меня зацепила эта тема: борьбы с экономической преступностью, борьбы с коррупцией.

Поэтому проблемное поле, которым я занимаюсь до сих пор, меня интересовало, по сути, с момента поступления в Академию.

Когда мы говорим об общеуголовной преступности, то там меньше вопросов. Следователю не приходится вникать в те области, в которых он не силен. Когда мы говорим о преступлениях узконаправленных, то сразу возникает множество вопросов, касаемо специфики того или иного преступления, что и обуславливает необходимость более глубокого погружения в тему. Поэтому я и начал с интересом изучать проблему коррупции.

Конституцией закреплена социальная ориентированность государства. Мы, в первую очередь, нацелены на то, чтоб обеспечить гражданам социальный пакет, дать им определенные гарантии.

Для поддержки социального государства должен быть сильный бюджет. И важно, чтобы он эффективно распределялся, и необходимые средства доходили на здравоохранение, образование, различные области социальной сферы, в общем, до всех необходимых адресатов.

Когда же этому мешает коррупция, когда деньги, предназначенные для граждан, незащищенных слоев населения, до них не доходят – это повышает общественную опасность подобных преступлений. Ответ государства должен быть решительным – это комплекс мер, принятый как правоохранительными органами, так и на законодательном уровне.

Само слово «коррупция», как известно, происходит от латинского «corrumpere» – растлевать, а также «corruptio» – подкуп, порча, указывая на болезнь общества – «испорченных» чиновников.

И здесь важный момент – каждому гражданину нужно понимать, что похищают в таких случаях не просто у отдельно взятого предприятия, не у государства, а у общества в целом, у каждого из нас.


О работе после окончания Академии и важных вещах в расследовании

Уже к моменту выпуска было большое стремление воплотить на практике багаж теоретических знаний. Я начал расследовать экономические и коррупционные преступления, чему помогали талантливые учителя, которым и благодарен и по сей день. 

Мы применяли новые методики расследования, досконально изучали эту преступную деятельность. Как эти преступления совершаются? Какие особенности расхитителей? Самые распространенные способы совершения, механизмы сокрытия? Для научного подхода нужно изучить как можно больше уголовных дел.

В первую очередь важны «немые доказательства», «немые очевидцы» – это документы. Массив документов, необходимый для анализа, иногда и в кабинет следователя не уместить. Тогда же и появилась задача – как же отобрать в первую очередь именно те документы, которые необходимы, которые представляют криминалистическое значение.

Второй вопрос – знание и понимание специфики деятельности предприятия. Здесь как раз важно наличие специальных знаний в сфере экономики, например. 

Здесь свой поиск следов, не следов рук или крови – следовая картина фиксируется в многочисленных финансовых документах, которые с первого взгляда могут казаться безупречными. Для этого надо знать способ совершения преступления, каким образом деятельность замаскирована под легальную.

Когда я ушел в процессуальное подразделение ГУВД, у меня возникла идея написать простые методические рекомендации, которые позволили бы привести в систему документы, отражающие следы совершенного преступления. Эту задумку мне удалось реализовать.

Затем многие из нас загорелись идеей создания Следственного комитета. В 2012 я был приглашен в аналитическое подразделение нового ведомства и с удовольствием принял это предложение. Мы по сей день занимаемся анализом следственной практики, организовываем взаимодействие госорганов в борьбе с преступностью, внедряем современные технологии в следственную деятельность.

Здесь я продолжил заниматься этой темой. Если я уже знал тенденции, существовавшие в Минске, теперь я уже имел возможность ознакомиться с ситуацией в республике в целом и проследить закономерности. Мне было интересно, существует ли принципиальная разница между коррупцией в столице и регионах. В ходе изучения этой темы было обнаружено много интересных фактов: например, действительно на противодействие расследованию серьезное влияние оказывает то, какой вуз оканчивал фигурант уголовного дела, с кем он вместе обучался. Я по крупицам собирал информацию и начал углубляться в тему.

В это время я познакомился в Владимиром Петровичем Шиенком, доктором юридических наук, профессором, который впоследствии стал моим руководителем. Мы начали обсуждать данное проблемное поле и он убедил в том, что это все нужно упорядочить, написать диссертацию. Были накоплены знания, опыт, но этому нужно было придать форму.


О написании кандидатской диссертации

Когда я начал писать, я взглянул совершенно по-другому на те вещи, которые мне казались очевидными в ходе работы в следствии. Научная классификация позволила мне обнаружить те вещи, на которые я раньше не обращал внимания. 

В ходе изучения уголовных дел я учитывал абсолютно все характеристики личности преступников, будь то пол, возраст, трудовой стаж и так далее, и анализировал их. 

Опять же, изучение способа совершения преступления на основании анализа большого массива данных позволяет создать алгоритмы действий: какие документы в первую очередь изъять, какие и в каком порядке провести следственные действия. Но здесь важно помнить и то, что их нельзя применять слепо, всегда нужно действовать по ситуации.

Третий важный элемент – экономико-правовая характеристика сферы. Изучить, какие из ее составляющих важно знать следователю, какие являются основополагающими.

Важна и верная оценка следственной ситуации – правильно обозначить акценты, составить план, просчитать трудоемкость дела, использовать ли групповой метод расследования с распределением ролей, где один занимается оформлением процессуальных документов, второй – закреплением следов преступления, третий – изучением личности подозреваемого.

И здесь вновь мы возвращаемся к «немым доказательствам». Когда мы собрали необходимую информацию, то следователь должен знать, к чему он должен обращаться, знать, где скрыты следы преступления. Здесь важно ничего не упустить, буквально один документ, оставленный без необходимого внимания, может привести к необоснованному привлечению лица к ответственности, либо к тому, что преступник уйдет от заслуженного наказания или будет упущено время, и он успеет скрыться.

Поэтому в моей работе я сделал акцент на методиках, которые облегчили бы расследование. Это своего рода рекомендации, руководство к деятельности.


О том, что больше всего удивило в ходе написания работы
 
Интересных вещей было достаточно много. Например, при изучении личности расхитителей оказалось, что количество женщин достаточно высоко (40,5%). Причем мужчины-расхитители, в большинстве своем, оказались женаты (доля холостых и разведенных – всего 12,1%), а женщины-расхитители же напротив – либо разведены, либо не замужем (64,7%).

О чем это может свидетельствовать? В первую очередь, о личной деформации. Женщина-руководитель имеет определенные черты характера и следователю также нужно работать с ней, исходя из особенностей личности. С другой стороны, нередко выясняется, что одним из факторов совершения преступления стало, например, бремя ответственности за своих детей. Но здесь нужно быть готовым и к тому, что часто фигуранты подобных дел пытаются давить на жалость.

Нельзя забывать и о том, что в бюджетной сфере по ряду направлений изначально женщины преобладают в количественном отношении (в сфере образования и медицины 70,9% хищений совершается женщинами). Здесь иногда мы можем обнаружить и фактор женской конкуренции, но это уже вопросы больше психологии. 

Я же рассматривал эти вопросы с точки зрения того, что должен знать следователь для того, чтобы расследовать уголовное дело. Какие типичные психологические приемы защиты используют преступники, какие их истинные мотивы. В противовес приемам защиты есть и типичные способы разоблачения.

Для некоторых важно быть не осужденным с точки зрения закона, а быть не осужденным обществом. Им важен свой статус, они не хотят его терять, поэтому в ход идут любые оправдания, а в отдельных случаях попытки придания высокой морали своим поступкам.


О необходимости знаний в сфере информационных технологий

Действительно, в последнее время есть необходимость получения следователем базовых (как минимум) знаний не только в экономических дисциплинах, бухгалтерском учете и т.п., но и в сфере высоких технологий.

Само преступление совершается в экономике, но она подвижна, все больше в эту область внедряются высокие технологии. Есть базовые вещи, как минимум – 1С.Бухгалтерия, Клиент-Банк. Это первый аспект.

Второй состоит в том, что хищения путем злоупотребления служебными полномочиями – «беловоротничковая» преступность. Многие из фигурантов уголовных дел – активные пользователи интернета, смартфонов. Это тоже массив данных для последующего анализа следователем.

Главный вопрос, как мне кажется, заключается в том, насколько глубоки должны быть познания следователя в узкоспециализированных сферах: необходимо ли ему самому досконально разбираться или достаточно уметь поставить правильные вопросы соответствующим специалистам.

Я считаю, что следователь все же должен уметь представлять общую концепцию, в рамках которой и будет запрошена необходимая помощь экспертов, в том числе и в сфере высоких технологий. Но чтобы ее выработать, конечно, нужны знания в разных областях и понимание на достаточно высоком уровне процессов, составляющих бэкграунд преступления. Иначе следователь не сможет поставить нужный вопрос, не говоря о том, чтобы найти нужный ответ.

Следователю никто ничего не скажет, если он сам не спросит.

 
О латентности коррупционных преступлений
 
Насколько быстро и качественно расследуется уголовное дело – настолько качественно устанавливается барьер преступности. Это безусловная истина.

Коррупционные хищения в подавляющем большинстве длятся более трех месяцев, только в 13,1% случаев длятся меньше. Они многоэпизодные, 63,4% расхитителей обвинялись в совершении двух и более эпизодов. Это даже не преступное действие, а преступная деятельность. В отличие от тех же единичных убийств, где есть один удар – и все на этом. Здесь же преступления могут протекать годами и это влечет дополнительные временные затраты и при расследовании.

Ну и третий момент – коррупционные преступления сложно выявить. Это – не новость и не наша особенность, а мировая тенденция. Учитывая принимаемые меры по легализации преступной деятельности, действительно, хищения из бюджета высоколатентны. 

Но именно от наших действий – следователей, правоохранительных органов, граждан, – зависит сколько коррупционеров будут привлечены к ответственности.


О самом сложном в расследовании хищений
 
В любом случае, работа следователя – работа с людьми. Это самый главный фактор. И здесь необязательно я имею в виду подозреваемых. Очень важна работа и с коллегами, в том числе из взаимодействующих органов. Следователь, в первую очередь, – организатор. Причем организовать нужно людей, а не только документы.

Подозреваемые и обвиняемые руководители чаще идут на конфликт в ходе расследования. Я склонен считать, что здесь профессия накладывает определенный отпечаток, к тому же это уже деформированная личность и в правовом смысле, которая осознанно идет на нарушение закона. На преступление, которое обладает повышенной общественной опасностью.

- А как относитесь к несколько радикальным предложениям, например, ограничения пребывания руководителей в одной должности определенным количеством лет? Ведь более половины расхитителей (52,2%) работало в организации больше 9 лет.

Знаете, я считаю, что такие вопросы требуют серьезной проработки, необходимо оценить возможный эффект. Если кто-нибудь из управленцев заинтересуется такими вариантами, то я готов предоставить свою помощь и всю имеющуюся у меня информацию на этот счет.
 

О зарубежном опыте и освещении коррупционных дел в СМИ

Нам важно проводить постоянный мониторинг мер, принимаемых в правоохранительной деятельности других государств. Какие-то вещи перенимать, если они к нам применимы. Возможно и мы в скором времени сможем найти в общем доступе, например, налоговые декларации руководителей государственных органов и предприятий.

В целом, я считаю, что более открытая структура оставляет меньше факторов, способствующих коррупционным проявлениям. Это относится и к процедуре государственных закупок.

К вопросу о СМИ, то они выступают одним из основных механизмов профилактики коррупции, но они ни в коем случае не должны мешать тактике расследования. Иногда публикация сведений в ходе следствия может серьезно помешать. 

Но если ничего уже не мешает, то, конечно, об уголовных делах о коррупции граждане должны знать. Даже о тех, которые не несут в себе общественный резонанс и не являются с виду вопиющими. Без этого мы не достигнем нужных подвижек в менталитете. «Не украдешь – не проживешь» и прочие подобные поговорки должны стать нелепыми атавизмами. И это должна понимать пресса как республиканского, так и районного уровня.

По моему мнению, главная задача государства не в том, чтобы искоренить коррупцию. Главная задача – сформировать такое общество, которое изначально будет осуждать и не принимать любые преступные проявления, защищать человека

Когда общество перестает верить в успешность борьбы с коррупцией, тогда и этой проблемой никто не занимается на самом деле. Правоохранительные органы не смогут ничего сделать, если граждане будут поощрять коррупцию, либо не говорить об этом вслух. 

Если же общество борется с коррупцией, совместными усилиями пытается минимизировать ее последствия, тогда, несомненно, эта проблема сразу перестанет стоять остро. Следователь при этом и есть тот гражданин, та часть общества, которая должна быть в авангарде этого движения.


О главном итоге написания кандидатской диссертации

Главный итог работы состоит в том, что исследование не окончено. 

Это промежуточный этап. В ближайшей перспективе я планирую написать монографию, посвященную проблеме хищений из бюджета. 

Хочется создать то, что поможет Беларуси.


Интервью подготовлено отделом информации и связи с общественностью
центрального аппарата Следственного комитета



Опрос Все опросы

Считаете ли вы допустимой публикацию в СМИ и интернете видео, содержащих моменты совершения тяжких преступлений и смертельных происшествий