«Посадите его, пожалуйста»: дежурные сутки со следователем Советского РОСК

22.03.2018
Мы продолжаем наш проект «Дежурные сутки» и в этот раз расскажем о нюансах работы следственно-оперативной группы во время суточного дежурства.

 
«Следственно-оперативная группа – на выезд!» – вновь раздалось из динамика громкоговорителя в следственном кабинете Советского РУВД столицы. Старший следователь Советского РОСК старший лейтенант юстиции Михаил Кислый отложил в сторону материалы, которые были у него в производстве после недавнего выезда, и набросил на себя куртку. Застегивал уже на ходу – внизу у дежурной машины его ждала следственно-оперативная группа в готовности выехать на место происшествия. Это был уже третий выезд всего за два часа суточного дежурства.

Пока Михаил спускается по лестнице к дежурному автомобилю, на ходу спрашивает по мобильному телефону у оперативного сотрудника подробности очередного происшествия.

– Стекло не разбито? – уточняет следователь. – И снова ничего не украли? Почерк похож… 


Спустя несколько минут следственно-оперативная группа уже на месте происшествия. Следователь опрашивает потерпевших, милиционер разыскивает возможных свидетелей, эксперт осматривает машину, внимательно изучает поврежденный уплотнитель лобового стекла.

– Михаил! – окрикивает эксперт следователя. – Снова на резинке такие же насечки. Все указывает на то, что и это стекло было вырезано тем же ножом, что и в прошлый раз. 

– Изымай часть резинки для проведения трасологической экспертизы! А вы, – Михаил Кислый обращается к оперативному сотруднику МВД – опросите возможных свидетелей, может, есть камеры видеонаблюдения, которые засняли момент преступления.


 
– Мы не знаем умысла подозреваемого, поэтому быть уверенным, что пытались именно угнать грузовик, я не могу, – поясняет мне Михаил. – Скорее всего, искали деньги или ценные вещи в документах или в бардачке, как это было буквально час назад в соседнем квартале – тогда похитили 50 белорусских рублей из портмоне и навигатор. Здесь не найдя ничего подобного, и, вероятно, испугавшись сработавшей сигнализации, похититель скрылся без наживы. По сути, состава преступления в этот раз нет, но учитывая схожий почерк, близкое расположение, оба происшествия будут объединены в одно уголовное дело для дальнейшего расследования. 

– А по отпечаткам пальцев можно определить злоумышленника? Он ведь наверняка оставил следы рук на стекле, документах и других личных вещах автовладельца? – интересуюсь я.

– Конечно, мы изымем все то, что может интересовать следствие. Это стекло, уплотнитель, документы на автомобиль и другие предметы, которых мог касаться злоумышленник. Ведь от качественного осмотра места происшествия зависит исход оперативного раскрытия преступления. На месте из-за снега, влаги и мороза исследовать  не получится. 


Примечание
На момент выхода публикации в печать стало известно, что подозреваемый задержан. Им оказался ранее судимый за имущественные преступления житель Советского района. Задержать его удалось после попытки ограбления аптеки. Во время проведения следственных действий благодаря качественно собранным следственно-оперативной группой уликамудалось доказать причастность мужчины и к похищениям ценных вещей из автомобилей.


* * *

Вернувшись с очередного выезда, Михаил Кислый приступил к оформлению документов. Тем временем появилась возможность осмотреть следственный кабинет в РУВД Советского района столицы. Столы, стулья, довольно современные компьютеры с принтерами, диван, микроволновая печь, несколько шкафов для одежды и длинный стеллаж с ящичками наподобие тех, что установлены в гипермаркетах. На каждой дверце - таблички с фамилиями следователей, которые заступают на суточное дежурство. 


– А что внутри? Это же не сейфы для документов? – интересуюсь.

– Нет, конечно. Это для личных вещей. Заступая на дежурные сутки, каждый следователь берет с собой то, что ему необходимо. В именном же шкафчике можно оставлять все – начиная от кружки и чая или кофе и заканчивая предметами, необходимыми для осмотра места происшествия.

Сам Михаил хранит в ящике только чай и кружку – он привык носить с собой в чемодане необходимые для следственных действий вещи. Как правило, у всех следователей набор такого «дежурного портфеля» схож – бланки процессуальных документов, одноразовые перчатки, маски и бахилы, пакеты и конверты для вещественных доказательств, изъятых с места происшествия, и печати для их опечатывания. Помимо предметов из основного перечня Михаил всегда берет с собой диски для изъятых с камер видеонаблюдения записей и график дежурств адвокатов.

– Следователь при выполнении уголовно-процессуальных действий обязан соблюсти законные интересы всех сторон уголовного процесса – и потерпевших, и подозреваемых, – уточняет Михаил. – Делается это для того, чтобы обеспечить права подозреваемых на защиту. Еще я беру с собой минимум три ручки, причем одна из них должна быть обязательно гелевой, чтобы чернила не замерзали на морозе, как, например, сегодня. Карандашом писать нельзя.


…Наш диалог прерывает раздавшийся и уже ставший привычным голос офицера дежурной части: «Следственно-оперативная группа, на выезд»! Успев только сохранить документ на компьютере и собрав со стола содержимое «дежурного портфеля» после моей «ревизии»? Михаил вновь выбежал к служебному автомобилю. 



– Шоколад хочешь? – поинтересовался на лестнице Михаил Кислый. – Я всегда с собой на дежурство пару плиток беру, признаюсь, после четырех выездов подряд голова соображает с трудом…

* * *

Время 15.00. Мотор верного милицейского УАЗа равномерно тарахтит по проселочным дорогам частного сектора микрорайона Зеленый Луг, даже не верится, что где-то в Минске есть такой уголок больше похожий на провинциальную улочку. Буквально в такт железному сердцу ульяновского внедорожника урчит желудок – последний раз пища в него поступала в 7.00, за час до заступления на суточное дежурство. За семь часов работы в составе следственно-оперативной группы удалось лишь один раз попить кофе из расположенного в фойе управления внутренних дел кофе-аппарата. Но назвать это полноценным завтраком или обедом язык не поворачивался.


– Поесть на дежурстве удается в лучшем случае часов в 9-10 вечера, – будто прочитав мои мысли, произнес Михаил. – Бывало, что за сутки даже чай попить не успеваешь. Чувствую, что сегодня такая же ситуация будет – осмотр этого места происшествия займет немало времени.

– А что случилось-то?

– Сожитель украл у своей девушки планшет, телефон и ноутбук и сдал все эти вещи в ломбард. Еще придется весь вечер искать технику по ломбардам. Кстати, только сейчас вспомнил: мое самое первое дело было очень похожим. 


Пока мы едем к месту очередного происшествия, следователь рассказал подробности дела двухгодичной давности. Для него оно стало проверкой готовности как самостоятельного специалиста, проверкой эмоций и нервов. Сейчас Михаил с улыбкой вспоминает, как корпел над результатами экспертиз, казалось бы, простого дела больше двух месяцев, теперь Кислый справится с такой работой менее чем за две недели.

– Девочка-подросток, находясь в гостях у подруги, похитила из шкатулки в шкафу золотые изделия ее родителей и сдала семейные драгоценности в ближайший ломбард.  Раскрыть дело оказалось несложно – на шкатулке, в которой лежали украшения, обнаружили следы рук подозреваемой, а в ломбарде сохранилась видеозапись сдачи золота. После этих фактов девушка написала чистосердечное признание. Вроде все просто, понятно, но все же я сотни раз проверил каждое заключение экспертов, тысячу раз перечитал все объяснения. Понимал, что передо мной не просто учебное задание, а реальный человек, судьбу которому не хотелось сломать. В то же время я понимал, что девушка совершила преступление и должна понести соизмеримое наказание. Страшно было, но тогда я справился и убедился, что готов быть следователем.


* * *

И вот мы прибыли к месту происшествия. Небольшой частный дом в старом районе Минска, на крыльце уже дожидается потерпевшая – женщина средних лет.

– Он украл мое имущество – планшет, телефон, ноутбук – и сдал в расположенный неподалеку ломбард, – с ходу вводит в курс дела она. – Обещал все вернуть, но на звонки не отвечает. 


В беседе с женщиной выясняется, что украл вещи ее бывший парень, с которым они прожили около полутора лет. Потерпевшая признается, что и ранее он что-то уносил из дома, всегда извинялся, обещал, что больше такого не повторится, но имущество и деньги не возвращал. «Добрая душа» прощала свою «любовь», а спустя какое-то время оказывалось, что обещания молодого человека так и оставались пустыми словами – из дома пропадала очередная вещь. Вызвать правоохранителей женщина решилась лишь после того, как в ломбарде отказали ей в возврате гаджетов, мол, не вы приносили, не вам и забирать. А сроки выплаты по счетам (женщина является индивидуальным предпринимателем - Прим. Авт.) подходят к концу. 

Зная биографические данные подозреваемого, оперативный сотрудник МВД с легкостью узнает «темное» прошлое ее сожителя – без определенного места жительства и работы, ранее  судимый. Потерпевшая бросается в слезы, девушка-эксперт пытается ее успокоить. Обстановочка так себе.


– Хорошо хоть никого не убил, – цинично пошутил Михаил и приступил к осмотру места происшествия. 

Эксперт внимательно изучает следы рук подозреваемого на дверях дома и его личных вещах, оперативный сотрудник по телефону узнает у коллег подробную информацию о личности вероятного преступника.

– За что он хоть сидел? – поинтересовалась потерпевшая.

– А он вам этого не рассказывал? – слегка иронизируя, переспросил сотрудник милиции, женщина вновь заплакала.

– Посадите его, пожалуйста… – лишь смогла выдавить сквозь слезы она.

– А это кто? – громко спросил Михаил Кислый у девушки, указывая на силуэт приближающегося к дому человека.

– Да это же он! 

Не успев даже опомниться, молодой человек уже был задержан правоохранителями. Однако, он так и не смог толком пояснить цель своего очередного визита. Как и предполагалось, ни ноутбука, ни другой похищенной техники у мужчины с собой не было. Зато были обещания, что он обязательно все вернет. Но не сейчас, позднее. Снова "старая сказка"...

Дальше ничего интересного не было – весь вечер Михаил в составе следственно-оперативной группы разъезжал по столичным ломбардам и изымал сданные мужчиной гаджеты. При этом в каждой ссудной кассе следователь выслушивал от оценщиков душещипательные истории, почему молодой человек сдавал дорогостоящую аппаратуру за копейки. Но, как и ожидалось, ни одна из них даже не походила на правду…

– В одном случае молодой человек рассказал, что якобы ему задержали зарплату на предприятии, а семью кормить нужно было. В другом - о том, что нужно оплатить "коммуналку". При этом замечу, что он безработный, и жил только за счет своей сожительницы, – пояснил Михаил.


* * *

Как только появилась свободная минута, интересуюсь у Михаила о количестве уголовных дел, которые находятся у него в производстве и времени их расследования.

– Есть разного рода уголовные дела и ответить конкретно, сколько по времени следователь тратит на то или иное уголовное трудно. Я считаю, что мне повезло – с самого начала своей службы в СК мне поручали производство многоэпизодных дел по мошенничеству, экономические преступления и преступления против интересов службы. Все они были довольно сложными, их не удавалось расследовать за две-три недели, как это бывает с банальным хищением. Но это и придает ценность мне как специалисту – вникая в особенности уголовного дела, ты сам становишься специалистом в этой сфере и разговариваешь с участниками уголовного процесса дела на одном языке. Естественно, в связи с этим количество уголовных дел, которые я расследовал, существенно меньше, чем у некоторых других следователей. Если говорить об общем количестве, то это всего около 40. 


После этого, мне захотелось спросить, а имеет ли тогда вообще следователь право на личную жизнь?

– Естественно, право на личную жизнь у следователя есть, – считает Михаил. – Но нужно уметь совмещать личную жизнь и службу. Нужно соблюдать определенный баланс, но из личного опыта я знаю, что найти его довольно трудно.

Михаил Кислый тут же приводит пример: у родственника день рождения, вся родня собирается отмечать, но в это время поступает звонок – на выезд. Отказать нельзя – есть определенные правила, есть ответственность за выполнение поставленной задачи, есть, в конце концов, приказ, не выполнить который ты просто не имеешь права.

– Собираешься, бросаешь все и едешь к месту происшествия. Ты в первую очередь офицер и находишься на службе 24 часа в сутки семь дней в неделю. По-другому в следствии нельзя. И тут очень важно, чтобы твое окружение, твои близкие люди понимали, кто ты, где ты и чем ты занимаешься. Оттого и к выбору своего окружения нужно подходить тщательно, мои родные понимают, что я работаю не на заводе, поэтому всегда с пониманием относятся к моим частым отъездам.




* * *

Вернувшись из последнего ломбарда, уставший и голодный Михаил был уверен, что наконец-то у него получится перекусить. Но на пороге районного управления внутренних дел его ждала потерпевшая по делу о хищении ноутбука. Снова в слезах. Девушке хватило несколько часов обдумать все произошедшее с ней, взвесить и … приехать в РУВД, чтобы забрать заявление! Жалость, привязанность, любовь… Я не знаю, как назвать чувство, которое руководило девушкой в момент дачи показаний, но она уже никаких претензий не имела и готова была за него поручиться. И, естественно, простить. 


– Такова жизнь… – задумчиво произнес Михаил после беседы с потерпевшей. – Но факт преступления зафиксирован, а значит, уголовное дело будет возбуждено – так просто не получится уйти от ответственности. Но я не удивлюсь, если завтра девушка наймет своему сожителю хорошего адвоката и изменит свои показания, для того чтобы освободить сожителя от ответственности.

– Сложно ли эмоционально вникать в суть отношений между людьми? – спросил я.

– Я не должен этого делать, задача следователя собрать факты и доказательства причастности лица к совершению преступления, а не давать какие-то личные оценки произошедшему. А иначе после первого же суточного дежурства можно писать рапорт об увольнении, – так ответил Михаил на мой вопрос.

* * *

На удивление ночь была гораздо спокойнее дня. Завершая суточное дежурство и прощаясь с Михаилом Кислым, я все же решил спросить и про ошибки следователя. Мы ведь люди и каждому из нас свойственно ошибаться, но ошибка следователя может дорого стоить человеку.

– Одно из самых важных в работе следователя – это планирование своей работы. Редко бывает, когда в производстве находится всего одно уголовное дело, как правило, их несколько. В такой ситуации важно работать над ними регулярно и системно. Нужно с каждым из них внимательно ознакомиться, изучить и назначить экспертизы, чтобы работая над новым делом, не потерять драгоценное время – назначить экспертизы, допросить важных свидетелей. Это мое правило – получив дело, мгновенно приступить к его изучению и провести первичные неотложные следственные действия, пока же дожидаешься результатов экспертиз, можно поработать и над другим. Не откладывая это в долгий ящик. Ведь в производстве находится несколько уголовных дел, и каждое из них – это своего рода книга. И представьте, каково это, читать все книги одновременно. Сложно, не так ли? А следователь должен уметь переключаться. 


Первое время, по словам Михаила, делать это довольно трудно. Потом, с опытом, становится легче. И только планирование позволяет не продлевать сроки по делам и своевременно их завершать. 

– Если бросаешься с головой в одно дело, то остальные остаются без внимания – это самая распространенная ошибка молодых следователей, которую, к счастью, я научился избегать в своей деятельности. А насчет справедливости, то тут можете не сомневаться – следователь по факту не имеет права на ошибку. Невиновный человек просто так не отправится за решетку – после меня дела проверяет начальник подразделения, процессуальный контроль, прокуратура, суд. У нас в стране налажена система, которая позволяет свести ошибки к минимуму или вовсе их избежать. Я верю в это свято и потому служу в Следственном комитете, – с гордостью подчеркнул Михаил.


* * *

Таких следователей как Михаил на дежурные сутки в Беларуси заступает более ста человек. Команда «СОГ, на выезд!» по всей стране звучит несколько сотен раз в течение суток. Нередко следователь, работая в составе следственно-оперативной группы, задерживает убийц, насильников и других аморальных типов. А сколько ниточек приходит распутать сотруднику Следственного комитета расследуя многоэпизодное уголовное дело, связанное с коррупцией или мошенничеством? Несмотря на сложность, именно такие выезды куют из вчерашних студентов и курсантов настоящих профессионалов борьбы с преступностью. И суточное дежурство с Михаилом Кислым - лишь один пример того, как сотни, а порой и тысячи, людей работают над одним общим делом для достижения одного результата. По сути, именно следователи районных отделов Следственного комитета являются составляющими огромной системы, которая называется правоохранительной.

P.S. К моменту выхода репортажа в печать стало известно, что следователь Советского (г. Минска) РОСК старший лейтенант юстиции Михаил Кислый приказом начальника УСК по городу Минску назначен на должность старшего следователя. Поздравляем его с повышением!


Отдел информации и связи с общественностью

Гиперссылка на официальный сайт Следственного комитета Республики Беларусь при использовании материала обязательна