Эксперимент: журналист попробовал поработать следователем и раскрыть дело – вот что получилось

30.07.2020
Полигон истины

Нечасто вижу подобное... Он неподвижно лежал на зеленой зоне около тротуара. Руки раскинуты в стороны, на лице — следы крови. Мне нужно понять, что же с ним произошло.

Осмотр места происшествия с помощью устройства криминалистического света.

К счастью, речь идет не о реальном человеке, а всего лишь о манекене погибшего мужчины. И нахожусь я не на улице, а в помещении криминалистического полигона центрального аппарата Следственного комитета. Мы каждый день слышим о расследованиях, но видим уже результаты работы сотрудников СК: предъявленные обвинения, установленные факты… А как процесс выглядит изнутри? Чтобы узнать это, отправляюсь на полигон, где в специальных помещениях воссозданы различные места происшествий. Например, работник с огнестрельным ранением в голову в кабинете, убийство в доме или несчастный случай на улице, водоеме. Занятия здесь кому-то могут напомнить квест, так как в комнатах иногда нужно отыскать тот или иной тайник с вещественными доказательствами, обнаружить следы «преступника».

Меня инструктируют следователь по особо важным делам центрального аппарата СК Александр Воронько и следователь по особо важным делам криминалистического отдела УСК по Минску Павел Климято. Сегодня они помогут журналисту почувствовать себя представителем их профессии, предложив разобраться в нескольких ситуациях. Вот одна из них. Нужно правильно осмотреть место происшествия, описанное выше, зафиксировать следовую картину, изъять вещественные доказательства.

Павел Климято объясняет, на что нужно обратить внимание во время составления протокола.

От «Светочки» ничего не утаить

«Приступим!» — с азартом я уже было подошел к манекену, чтобы решить задачу, как заправский детектив. «Подождите. Наденьте бахилы и перчатки. Важно сделать это правильно, чтобы не оставить на них своих следов. И помните, что нельзя в перчатках дотрагиваться до своих вещей: телефона, часов и прочего. Потому что теоретически можете «снять» оттуда свои следы и перенести их на вещдок», — вернул меня к реальности Павел Климято.

Вот мне протягивают устройство криминалистического света «Светоч-К» российской разработки (следователи иногда в шутку называют его «Светочка») и очки с желтыми стеклами. Предназначен аппарат для обнаружения слабовидимых или скрытых следов биологического происхождения. Например, крови или рук. Увидеть их можно при помощи специальных очков, в которые установлены фильтры. «Вооруженным» глазом замечаю на одежде «погибшего» какие-то капли. Рядом лежит окурок. Направляю свет синего цвета на него: вижу, как заблестел след от слюны. Все обнаруженное надо отобразить в протоколе.

«Светоч-К» поможет обнаружить невидимые для глаза следы.

Кстати, в реальности поиск, обнаружение и фиксация следов — работа эксперта. Сотрудник СК же, хоть и имеет необходимое оборудование, в первую очередь руководит действиями следственно-оперативной группы.

Среди служебных функций майора юстиции Воронько — проведение занятий на полигоне: «Выдается легенда, что случилось, и ставится задача — провести то или иное следственное действие. Например, осмотр, как сейчас. А может быть обыск. Учебная база создана в начале 2018 года. Предназначена для следователей со стажем работы до двух лет или тех, кто повышает квалификацию. Полигон регулярно пополняется новыми экспонатами. Мы изучили положительный опыт в других госорганах: МВД, ГКСЭ, Институте национальной безопасности КГБ… Многие полезные идеи воплотили здесь».


Раскрыть убийство самому

Следующая задача — предположить, что произошло на смоделированном месте происшествия. За столом сидит мужчина с простреленной головой. Ранение сквозное. На правом виске отверстие раза в два меньше, чем на левом. Пистолет находится в левой руке. Что это: убийство или суицид?

Предполагаю, что в месте вылета пули повреждения будут больше. Следовательно, выстрел произвели в правый висок. При этом пистолет находится в левой руке — во время нажатия на спусковой крючок было бы неестественным положение кисти. В то же время по документу (его положению относительно тела) можно сделать вывод, что погибший — правша.

Бланк, который заполнял человек, немного наклонен в левую сторону. Если вы правша, то наклоните лист вправо от себя и попробуйте сами написать. Убедитесь, как неудобно. Моя предварительная версия — это убийство, которое замаскировали под суицид. «Верно, пулевые отверстия — входное и выходное — отличаются по внешнему рисунку. Из того, что побольше, действительно, пуля вылетала. В зависимости от ее направления можно предположить, как человек располагался в момент выстрела в голову. Здесь допустима версия, что произошла инсценировка. Человека убили в другом месте, а принесли сюда, так как в рабочем кабинете не замечено пятен крови», — подытоживает Александр Воронько.

На самом деле этот и предыдущий эпизоды, скорее, показательные примеры. Полигон предназначен для более основательной отработки навыков. А следователь-криминалист Климято говорит, что при выбытии на место происшествия в первую очередь нужно максимально точно зафиксировать в протоколе картину происшествия: «Все самые важные изъятия происходят во время осмотра. Со старта определить, как именно все произошло, для нас не первостепенная задача. Главное — грамотно все зафиксировать в протоколе. И только по возвращении можно разворачивать работу по установлению причин. Протокол осмотра закрепляет обстановку так, чтобы в дальнейшем было понятно, что там случилось. Но в то же время бросаться что-то писать сразу после прибытия на место происшествия не следует. Нужно получить некоторую информацию об инциденте, проанализировать ее, определить, какой объем нужно выполнить, согласовать действия с участниками следственно-оперативной группы — экспертом и сотрудником милиции».

Описать в протоколе такое повреждение — задача не из легких.

Каждое обстоятельство имеет значение

Вручили и мне такой протокол. Вот указываю сегодняшнюю дату, город, пишу свою «должность»… Признаться, писать надо много — подробно и основательно. Криминалист говорит, что следователь записывает все, что видит сам, что видит эксперт ГКСЭ, что говорят очевидцы. Одно описание следа от пальца может занять полстраницы! А ведь таковых может быть и 20. Плюс отражение в протоколе обстановки и других всевозможных нюансов. Для чего это необходимо? Хотя бы для того, чтобы во время проверки показаний на месте убедиться, что фигурант говорит правду: зашел вот так, оперся рукой вот здесь и прочее. Его показания сопоставляются с записями в протоколе.  Он должен быть составлен максимально подробно, чтобы было больше моментов для сравнения. Каждое обстоятельство может иметь значение. Это в том числе позволит не привлечь к ответственности невиновного человека, который себя по каким-то причинам оговаривает.
Деньги ненастоящие — макет.

Найти по следу обуви

А это что такое? В конце ознакомительного занятия указываю на макет в виде отметины от ботинка на песке. Он нужен для того, чтобы следователи видели, как происходит изъятие следа обуви, отвечают мои сегодняшние кураторы. Как это делается? «Вмятину на земле аккуратно увлажняют пульверизатором. Затем при помощи гипсового раствора делается слепок. Если след остался на снегу, то на сыпучую поверхность можно нанести обычный лак для волос. Есть и другие способы изъятия. Например, дактопленка, которая переносит изображение следа, или фотографирование. Но наиболее подходящий вариант для экспертизы все-таки гипс», — объясняет Александр Воронько. Какую информацию может дать изъятая отметина от обуви? Например, можно определить, кто ее оставил: мужчина или женщина, ребенок или взрослый. Важно обратить внимание и на особые отметки. Допустим, стертый каблук. Павел Климято рассказывает, что в его практике есть случай, когда именно по следу обуви нашли подозреваемого: «Группа подростков шла по улице. Вдруг один из них заскочил на припаркованный автомобиль. На капоте остался четкий след обуви, который впоследствии зафиксировал эксперт. В нем отобразились особенные признаки. Затем изъяли у компании шесть пар обуви. Каждый из ребят уверял, что это набедокурил не он, а его товарищ. В итоге эксперт дал категоричное заключение, чьей обуви принадлежит отметина на капоте. Таким образом нашли виновного».


Оригинал материла: https://www.sb.by/articles/poligon-istiny.html