Андрей Лис: «Не могу сидеть в кабинете, когда совершено преступление»

13.09.2021
"Свой выбор я сделал 28 лет назад и считаю профессию следователя своим призванием"

Что изменилось в системе расследования самых сложных и запутанных преступлений? Правда ли, что современные методики помогают найти убийцу даже спустя много лет? Об этом и многом другом МЛЫН.BY рассказал начальник управления Следственного комитета по Минской области генерал-майор юстиции Андрей Лис.

— На должность руководителя УСК по Минской области Вы назначены почти два года назад. До этого несколько лет возглавляли такое же управление в Могилевской области. Как Вы оцениваете криминогенную обстановку в центральном регионе?

— Обстановку в целом можно назвать стабильной, но напряжение в работе следователей традиционно сохраняется. Через центральный регион проходят все транспортные артерии, а в пристоличье проживает значительное число приезжих. По нагрузке, количеству расследуемых уголовных дел мы сопоставимы с Гомельской областью и Минском. Только за семь месяцев этого года возбуждено более восьми с половиной тысяч уголовных дел.

В структуре преступности превалируют хищения, наметилась тенденция к увеличению числа зарегистрированных преступлений в сфере высоких технологий. Это вносит коррективы в работу следователя. В виртуальной реальности традиционные методы поиска злоумышленника неприменимы. Хорошие результаты приносит проводимая нами во взаимодействии с МВД профилактическая работа, беседы в трудовых коллективах. Если полгода назад мы ежедневно фиксировали 10–15 преступлений в сфере высоких технологий (хищения средств с банковских карт с использованием вишинга, фишинга), то сейчас благодаря информированности людей подобных случаев стало гораздо меньше.

— Какой рабочий график у генерала? Остается ли время на увлечения?

— Я работаю около 12 часов в сутки. Несколько раз в неделю бываю в территориальных подразделениях. Обмен мнениями, живое общение со следователями и их руководителями очень важны. Иногда приходится выезжать на происшествие ночью, работать круглосуточно. Особенно когда нападаешь на след преступника.

Тем не менее считаю, что полноценный отдых — залог успешной работы. Необходимо спланировать свой рабочий день так, чтобы оставалось время на увлечения. По-другому нельзя, иначе быстро наступает профессиональное выгорание. Как и в любой военизированной организации, в управлении уделяется внимание профессиональной и специальной подготовке сотрудников, которая включает в себя физическую подготовку. Для меня спорт уже давно стал увлечением. Приходишь в зал, равняешься на молодых ребят. Да и им интересно, сколько генерал выжмет от груди. Стараюсь дважды в неделю находить время для бассейна, каждый день читать. С детства люблю космическую фантастику.

— Часто ли Вам самому приходится выезжать на место происшествия?

— Не могу сидеть в кабинете, когда знаю, что совершено преступление в условиях неочевидности. Недавно довелось посетить Смолевичский район, где застрелили мужчину. Тело убитого закопали в лесу. Я сразу же отправился туда, занимался организацией работы. Место захоронения мы нашли. Нередко приходится выезжать, когда случаются дорожно-транспортные происшествия. Недавно, например, четыре человека погибли при лобовом столкновении автомобиля и мотоцикла в Минском районе

Есть происшествия, которые, на мой взгляд, требуют внимания начальника управления. И, конечно, никто не отменял личный пример. Присутствие начальника дисциплинирует сотрудников. А от качественной работы на месте происшествия во многом зависит успех дальнейшего расследования. Главное — ничего не пропустить. Ведь, как показывает опыт, неважного в нашем деле просто нет. И если сегодня не существует технологий исследования того или иного объекта, то завтра они могут появиться.

— Какие современные методики применяют следователи?

— Мы активно внедряем в работу назначение ольфакторных экспертиз. Специалисты установили, что кровь на орудии убийства запечатлевает запаховый след предполагаемого преступника. Такой запаховый след можно выявить даже спустя много лет. Затем в процессе сравнения его можно идентифицировать и найти убийцу.

Недавно мы завершили расследование уголовного дела об убийстве в Столбцах. По данному делу проведена ольфакторная экспертиза, выявлен запаховый след обвиняемого на одежде убитой. Разве можно было представить еще 20 лет назад, изымая и упаковывая с места происшествия молоток или топор, что эксперты научатся выделять запах с этих объектов?

— Времена, когда следователь выезжал на место происшествия только с бланком протокола осмотра, давно прошли?

— Этого арсенала явно недостаточно. Без современных научно-технических средств мы уже не мыслим расследование тяжких и особо тяжких преступлений. Для того чтобы улучшить качество работы в местах совершения преступлений, в декабре 2020 года приобрели передвижную криминалистическую лабораторию на базе отечественного автомобиля «МАЗ». В Минской области до этого своей лаборатории не было, мы пользовались подобной лабораторией центрального аппарата Следственного комитета. Мы постарались укомплектовать лабораторию апробированным и современным оборудованием. Это касается и осветительных приборов. Свет на месте происшествия помогает не упустить мельчайшие детали и следы. У нас есть оборудование, позволяющее выявлять биологические следы при помощи источников света. Таким образом, можно обнаружить, в том числе, вещество, похожее на кровь. Раньше же для этого приходилось приглашать экспертов.

Использование криминалистического комплекса источников экспертного света помогло раскрыть убийство с особой жестокостью двух пенсионеров в Березинском районе. Во время обыска по месту жительства подозреваемого на его одежде и обуви с помощью оборудования обнаружили следы, похожие на кровь. Тогда назначили экспертизу уже не по всем предметам одежды, что находились в доме, а по тем, на которых были найдены следы. В результате заключение эксперта подтвердило факт наличия крови, принадлежавшей одному из потерпевших.

В управлении появился комплекс «Мобильный криминалист» — он позволяет самостоятельно проводить осмотры радиоэлектронных устройств: мобильных телефонов, планшетов. Теперь мы своими силами можем посмотреть скрытую информацию на устройствах, сэкономив время.

— Насколько активно расследуются уголовные дела прошлых лет?

— Мы постоянно возвращаемся к уголовным делам этой категории. Чем больше проходит времени, тем вероятнее потеря информации о происшедшем: могут быть неточности в показаниях свидетелей и очевидцев, есть опасность уничтожения следов преступления. Создание Следственного комитета и совершенствование следственной работы вкупе с развитием возможностей экспертных исследований в лучшую сторону изменило ситуацию с раскрытием преступлений прошлых лет. За семь месяцев нынешнего года раскрыто уже 96 таких преступлений. Создана рабочая группа, в которую включены наиболее опытные сотрудники управления и органов внутренних дел. Кроме того, мы привлекаем к работе экспертов. 

В пример приведу уголовное дело, возбужденное в марте 2005 года по факту убийства новорожденного ребенка. Тело младенца было обнаружено в заброшенном доме в Пуховичском районе. Более 15 лет преступление оставалось нераскрытым. Была инициирована передача уголовного дела из Пуховичского РОСК в следственное управление УСК и отработана информация, полученная как следственным, так и оперативным путем. Имея генотип матери новорожденного, пригодный для идентификации, определили круг женщин, которые могли совершить преступление. В процессе отработки составленного списка вышли на убийцу. Ею оказалась 35-летняя жительница района, которая полностью признала свою вину.

— Начиная с прошлого года, сотрудники Следственного комитета области занимались расследованием уголовных дел, связанных с подрывом государственности и суверенитета Беларуси. Какие преступления были самыми распространенными?

— Мы столкнулись не столько с проявлением протестной активности, сколько с банальным вредительством и уголовщиной. С августа 2020-го в области возбуждено 770 дел, связанных с выражением якобы своей политической позиции. Однако почти 300 из них — по факту осквернения сооружений, порчи имущества. Как это можно соотнести с проявлением политических взглядов, если люди под покровом ночи портят остановки в тех населенных пунктах, где живут? Они портят ту красоту, которая создана, в том числе за деньги налогоплательщиков. Это создает дополнительное напряжение для работников жилищно-коммунальных служб.

На втором месте — уголовные дела об оскорблении представителей власти или угрозе насилия по отношению к ним. Отмечу, что в основном этим занимаются так называемые диванные протестуны. Они анонимно рассылали оскорбительные комментарии в адрес совершенно незнакомых людей. Возбуждено 161 такое дело. Более чем в половине случаев уже установлены лица, их совершившие. Основная масса упомянутых уголовных дел передана прокурору для направления в суд.

Зачастую из показаний обвиняемых следует, что они поддались на призывы экстремистских телеграм-каналов, после чего совершили преступление. Как правило, по прошествии времени люди раскаиваются и сожалеют о последствиях своих поступков. Уверен, что лица, преступившие закон, будут установлены. Мы работаем в этом направлении и знаем, как выйти на таких анонимных «писателей». У следователей, иных правоохранителей имеется достаточно ресурсов, чтобы четко отреагировать на проявления экстремизма.

— Какие пожелания нынешним и будущим следователям, а также ветеранам подразделения вы адресуете с связи с профессиональным праздником?

— Дорогие друзья! Примите искренние поздравления с десятой годовщиной образования Следственного комитета Республики Беларусь и Днем сотрудника органов предварительного следствия.

Коллектив у нас многопрофильный. Не только следователи куют победу. Есть обеспечивающие службы, гражданский персонал, рабочие. Следственный комитет — это целый организм. Мои самые искренние пожелания всем крепкого здоровья, бодрости духа и оптимизма! Желаю достичь успеха в профессиональной деятельности, реализовать самые смелые начинания по совершенствованию своей работы на благо родной страны и белорусского народа.